Рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии: терапия

Почему возникает рецидив рака предстательной железы после радикальной простатэктомии

Злокачественные опухоли предстательной железы – одни из самых распространенных неопластических процессов у мужчин преклонного возраста. Данные статистики говорят о том, что у каждого седьмого-восьмого мужчины старше 75 лет обнаруживается карцинома простаты. Болезнь встречается и у более молодых мужчин. На ранних стадиях рак диагностируется как случайная находка (при попытке обнаружения другой патологии) или при проведении профилактического осмотра и инструментальной диагностики.
Daily Limit Exceeded. The quota will be reset at midnight Pacific Time (PT). You may monitor your quota usage and adjust limits in the API Console: https://console.developers.google.com/apis/api/youtube.googleapis.com/quotas?project=945876105402
После верификации диагноза врач предлагает тактику лечения. Как правило, при I-II стадии выбор падает на хирургическое вмешательство – проведение радикальной простатэктомии (удаления тканей предстательной железы вместе с первичным очагом, а также семенных пузырьков и регионарных лимфатических узлов). К сожалению, даже успешное осуществление операции не гарантирует отсутствия рецидива процесса в ближайшем или отдаленном будущем.

За первые 5 лет после осуществления удаления пораженной предстательной железы с необходимостью проведения противорецидивного лечения сталкивается 16-35% мужчин. Риск возникновения рецидива злокачественного неопластического процесса в первые 10 лет после осуществленной радикальной простатэктомии находится в диапазоне 27-53%.

По устаревшим критериям, за появление нового очага рака предстательной железы принимали объемное образование, обнаруживаемое пальпаторно. Новые стандарты указывают на то, что признаком рецидивирования является повышение концентрации ПСА от 0,2 нг/мл и выше, фиксируемое в двух и более анализах. Проанализировав концентрацию ПСА, важно разобраться, какой характер носит рецидив. Возобновление злокачественного роста может носить местный или генерализованный характер.

Исследования для установления степени распространенности рецидива:

  • ТРУЗИ простаты;
  • МРТ органов малого таза;
  • КТ забрюшинного пространства;
  • КТ органов таза;
  • ПЭТ;
  • остеосцинтигарфия;
  • взятие биоптата из зоны уретровезикального анастомоза.

Как правило, пальпаторное исследование опухоли предстательной железы при низкой концентрации ПСА (значения близки к нулю) не имеет диагностической ценности. Томография (компьютерная или магнитно-резонансная) и сцинтиграфия при первых признаках опухолевого роста также малоинформативны. Положительный результат проведения сцинтиграфии обычно не превышает 5% при условии, что ПСА ниже 40 нг/мл. Местный рецидив успешно фиксируется при осуществлении эндоректальной МРТ (до 81% случаев). Хорошо зарекомендовала себя позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ). Эффективной методикой обнаружения злокачественного роста является сцинтиграфия с использованием антител к простатическому мембранному антигену. Эта технология позволяет найти новый злокачественный очаг у 60-80% пациентов.

Исследование биоптата опухоли предстательной железы подтверждает неопластический процесс в 54% случаев. Если концентрация ПСА менее 0,5 нг/мл обнаружить раковые клетки получается лишь в 28%. Исходя из этого гистологическое исследование нецелесообразно, оптимально ориентироваться на характеристики прироста ПСА.

Критерии, по которым дифференцируется местно распространенный рецидив от генерализации рака:

  • время после осуществленной радикальной простатэктомии, за которое произошло повышение концентрации ПСА;
  • период времени после радикальной простатэктомии, потребовавшийся для удвоения концентрации ПСА;
  • уровень дифференцировки атипичных клеток (шкала Глисона);
  • стадия опухолевого процесса по классификации TNM.

Показатели, указывающие на местный очаг рака предстательной железы:

  • концентрация ПСА, превышающая 0,2 нг/мл, обнаружена спустя как минимум три года после проведенной радикальной простатэктомии;
  • период, необходимый для удвоения концентрации ПСА, составляет минимум 11 месяцев;
  • оценка по шкале Глисона не больше 6;
  • стадия рака не выше T3a.

Показатели, свидетельствующие о генерализации рака:

  • уровень ПСА значительно повысился спустя год после хирургического вмешательства;
  • для удвоения содержания ПСА в сыворотке крови требуется не более полугода;
  • индекс Глисона 8-10;
  • стадия рака T3b.

Для лечения врачи используют так называемые спасительные методики.

  • проведение спасительной радикальной простатэктомии;
  • проведение спасительной дистанционной лучевой терапии;
  • проведение высокодозной брахитерапии;
  • осуществление криоабляции;
  • осуществление HIFU-терапии.

При лучевой терапии доза облучения составляет 64-66 Гр на ложе удаленной простаты. Результат такой терапии напрямую связан с уровнем ПСА, зафиксированным при постановке диагноза и до начала вмешательства. Если концентрация антигена не превышала 0,2 нг/мл, пятилетняя выживаемость находится на уровне 77%. Если уровень ПСА составлял 0,2 нг/мл, через 5 лет оставались в живых 34% пациентов. Лучевая терапия бессмысленна при содержании антигена на уровне 1 нг/мл: спустя 5 лет все пациенты гибли от последствий рецидива.

Хороший результат показывало использование лучевой терапии после осуществления HIFU-терапии: пятилетняя безрецидивная выживаемость достигала уровня 64%. Часто вслед за лучевой терапией врачи предлагают провести новую операцию, называемую спасительной радикальной простатэктомией.

Это вмешательство считается трудновыполнимым и сопряженным с возникновением ряда осложнений:

  • формирование стриктуры (сужения) уретровезикального анастомоза наблюдается до 26% случаев;
  • травма прямой кишки в процессе проведения операции (до 2%);
  • потеря контроля над сфинктером мочевого пузыря (недержание мочи) возникает до 56% эпизодов;
  • острая задержка мочи (до 10%);
  • присоединение вторичной инфекции (до 2%).

Выполнение спасительной радикальной простатэктомии, связанной с рецидивом рака предстательной железы, может оказаться целесообразным после осуществленной HIFU-терапии или после криоабляции.

Применение высокодозной брахитерапии оправдано при наличии следующих показаний:

  • не обструктивное мочеиспускание;
  • период, необходимый для удвоения уровня ПСА, больше полугода;
  • индекс Глисона не превышает 6 баллов;
  • максимальная концентрация ПСА 10 нг/мл;
  • прогнозируемая продолжительность жизни как минимум 5 лет.

Высокодозная брахитерапия при обнаружении нового очага рака проводится после непрерывной брахитерапии или вслед за дистанционной лучевой терапии.

Самыми распространенными считаются следующие осложнения:

  • острая задержка мочи (14%);
  • обнаружение эритроцитов в моче (4%);
  • нарушения мочеиспускания (6%);
  • повреждение прямой кишки (4%);
  • возникновение кровотечения из прямой кишки (2%).

Осуществление спасительной криоабляции предпочтительно при следующих показаниях:

  • стадия рака не выше T2c;
  • сумма баллов по шкале Глисона не превышает 7;
  • на момент применения дистанционной лучевой терапии содержание ПСА не превышало 10 нг/мл;
  • объем простаты не более 20-30 мл.

При соблюдении этих условий выживаемость на протяжении 5 лет достигает 59%. Криоабляция трудноосуществима при объеме органа свыше 40 мл, инвазии семенных пузырьков.

  • потеря контроля над сфинктером мочевого пузыря (недержание мочи);
  • задержка отделения мочи;
  • формирование свищей;
  • болезненность области промежности;
  • некроз мочеиспускательного канала, если в анамнезе указана трансуретральная резекция простаты.

Спасительная HIFU-терапия не используется в случае обструктивного мочеиспускания, а предшествовавшая трансуретральная резекция не является препятствием для вмешательства. В остальном показания аналогичны таковым для проведения криоабляции.

Осложнения методики, проводимой после лучевой терапии:

  • задержка мочи;
  • формирование свищей;
  • недержание мочи;
  • сужение просвета мочеиспускательного канала;
  • формирование склероза в области шейки мочевого пузыря.

HIFU-терапия осуществляется также после радикальной простатэктомии и брахитерапии. Применение гормональных препаратов. Если до проведения операции по поводу рака предстательной железы уровень ПСА был от 20 нг/мл, сумма баллов по Глисону минимум 7, а опухоль относилась к местно распространенным, целесообразно назначение гормональных препаратов. В онкоурологической практике применяются антиандрогены, комбинированная гормонотерапия, используется бикалутамид при условии отсутствия отдаленных отсевов опухоли. Также врач может порекомендовать хирургическую кастрацию.

Динамическое наблюдение врач может предложить при следующих условиях:

  • уровень дифференцировки опухолевых клеток не выше 7 баллов по Глисону;
  • уровень ПСА начал повышаться как минимум через 24 месяца после радикальной простатэктомии, выполненной поводу первичного рака предстательной железы.

Метастазирование в среднем происходит спустя 8 лет от изменения содержания в крови антигена. Смерть пациента от рака наступает еще по прошествии 5 лет (среднее значение).

Биохимический рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии и лучевой терапии

Почему возникает рецидив рака простаты?

Многочисленные исследования доказали, что биохимический рецидив после радикальной простатэктомии возникает у половины пациентов. Больным, после проведенной операции, рекомендуется постоянное наблюдение у специалистов, изменение привычного образа жизни и специализированная терапия, предотвращающая возможность вторичного возвращения недуга.

Повторное образование опухоли в области предстательной железы может наблюдаться после оперативного лечения в результате не полного иссечения злокачественных клеток. Часто болезнь диагностируется по окончании лучевой терапии и химиотерапии. В таких случаях врачи говорят о биохимическом рецидиве.

Повторные новообразования преимущественно поражают пациентов, у которых онкологическое лечение осуществлялось на 3-4 стадиях. При этом, источником роста опухоли выступает метастатический узел.

Повторное появление злокачественных клеток в предстательной железе может объясняться разными факторами, которые негативно повлияли на организм пациента. В большинстве случаев они связаны с неполным удалением раковой опухоли. Как правило, после операции врачи не диагностируют рецидив. К такому диагнозу они приходят лишь после того, как мужчина проходит лучевую или химиотерапию. Именно на данном этапе определяется биохимический рецидив онкологического заболевания.

Медики заметили определенную тенденцию у пациентов с раком предстательной железы. Рецидивы случаются обычно у тех мужчин, которые занимались лечением опухоли на 3 или 4 стадии развития. На этом этапе новообразование развивается из метастатического узла.

Биохимический рецидив рака, который поразил ткани предстательной железы, считается достаточно распространенным явлением. Европейские специалисты диагностируют вторичное появление болезни у 75% пациентов. Прогноз на минимальную вероятность развития патологии высказывается в адрес лишь 19% мужчин с онкологией простаты.

Биохимический рецидив, так и другие формы вторичной патологии, зависит от ряда факторов:

  • Степень дифференцировки (шкала Глисона);
  • Стадия развития рака;
  • Распространение новообразования;
  • Наличие в лимфатических узлах метастазов;
  • Уровень ПСА;
  • Динамика развития патологического процесса.

Рецидив может касаться не только предстательной железы, но и соседних тканей. Довольно часто он затрагивает легкие и кости.

Повторное развитие раковой опухоли простаты после оперативного лечения встречается довольно редко. Обычно операции проходят успешно, не оставляя после себя опухолевых клеток.

Но иногда случается так, что после проведения хирургии в организме больного остаются мелкие очаги метастазирования, которые не замечаются врачом во время обследования и самой операции.

В результате эти микроочаги преобразовываются в полноценные метастазы со всеми вытекающими последствиями.

Время развития биохимического рецидива после лучевой терапии

  • Категория онкологического риска
  • Предоперационный ПСА
  • Стадия рТ
  • Глиссон
  • Предоперационные результаты МРТ

Результаты проведенных исследований, корреляционный анализ между различными предикторами с высокой степенью достоверности приведены в диссертационной работе. Работа называется применение МРТ с ЭК для диагностики рецидива рака простаты.

Биохимический рецидив может развиваться в течение длительного периода после проведения лучевой терапии. Так, в мультипентровом исследовании Shipley и соавт. 5-летняя вероятность безрецидивного, по данным ПСА-мониторинга, периода течения составляет 65,8%, a Kuban и соавт. сообщают о 59% безрецидивной выживаемости в течение 5 лет и 53% — в течение 8 лет.

В работе Swanson и соавт. минимальный период наблюдения за больными после ДЛТ составил 22,9 года, при этом вероятность развития биохимического прогрессирования отмечалась на протяжении всего этого времени. Более половины случаев развития рецидива были зарегистрированы после 10 лег наблюдения, а некоторые рецидивы выявляли после 20 лет.

Как лечить рак простаты после рецидива

Во время дифференцирования рецидива онкологии определяют тип опухоли: местная, биохимическая или системная. Вид рака будет влиять на дальнейшую терапию. Отдельно учитывают общее состояние иммунитета мужчины, возраст, наличие смежных патологий и сердечно-сосудистых заболеваний.

Если о возвращении онкозаболевания сигнализирует исключительно увеличившийся уровень ПСА, диагностируют биохимический рецидив. Назначается медикаментозная гормональная терапия.

Лечение биохимического рецидива после операции при раке предстательной железы направлено на снижение уровня простат специфического антигена и тестостерона. Местный и системный рак требуют проведения химиотерапии, вместе с облучением, операцией и другими процедурами.

Назначается группа препаратов:

  • Золадекс — препарат, предназначенный для борьбы с гормон резистентным раком. Лечение Золадексом требует введения 1 инъекции в течение 1-3 месяцев, что и объясняет востребованность препарата. Лекарственное средство направлено на снижение уровня ПСА.
  • Андрокур — назначается при метастазирующем и неоперабельном раке простаты. Относится к препаратам химической кастрации. Прием Андрокура возможен после орхиэктомии , для полной гормональной блокады.
  • Флутамид — блокирует усваивание мужских гормонов клетками тканей. Особенно эффективен при рецидивирующих онкозаболеваниях. Флутамид снижает уровень тестостерона, половое влечение.

Тактика лечения после биохимического рецидива рака предстательной железы заключается в последовательном снижении уровня ПСА до необходимых объемов. Если гормональная терапия малоэффективна, дополнительно рекомендовано проведение орхиэктомии.

Современные негормональные препараты оказывают мягкое влияние на организм пациента, имеют небольшие побочные эффекты и высокую результативность.

Выбор методики борьбы с повторным развитием онкозаболевания подбирают в зависимости от первичных методов терапии. Так, пациенту, перенесшему

, не назначается повторная хирургическая операция, а после облучения рекомендовано проведение химии или альтернативных методик лечения.

Для помощи пациенту с клиническим рецидивом рака предстательной железы, разработано несколько эффективных методов:

  • Сальважная терапия, облучение — эффективна при появлении метастазирования. Назначается пациентам с локальным расположением опухоли, ранее подвергавшимся радикальному хирургическому лечению.
  • Фотодинамическая терапия — относительно новый метод в лечении рака. В полость предстательной железы вводят растительный палладий. После облучения лазером или фотоэлементами, вещество высвобождает токсины, избирательно уничтожающие исключительно раковые клетки.
  • HIFU терапия — лечение ультразвуком. Под действием сфокусированных волн ткани нагреваются до температуры, достаточной для начала некротических явлений.
Читайте также:  После массажа простаты

Кроме современных методик, существуют возможности классического лечения в случае повторного рецидива рака предстательной железы. Назначается химиотерапия, облучение. Редко рекомендуется повторное хирургическое вмешательство.

Учитывая сложность лечения, основной упор в современной терапии делается на предупреждение рецидивов онкологии простаты. Во время первичной терапии делается прогноз дальнейшего развития рака.

В зависимости от результатов лечения и стадии опухолевого процесса, предусматриваются превентивные меры. Во время консультации онколог внесет корректировки в образ жизни пациента.

Были разработаны американские и европейские рекомендации, позволяющие существенно продлить период до отдаленного рецидива или вообще добиться полного исцеления. Основные пункты превентивных мер:

  • Отказ от вредных привычек — в никотиновом дыму и остатке не переработанных алкалоидов в организме содержатся канцерогены, способствующие развитию онкозаболеваний. Полный отказ от курения и спиртных напитков , благотворно сказывается на мужском здоровье. Негативное влияние алкоголя и никотина подтверждено многими исследованиями.
  • Полноценное и здоровое питание — для рациона стоит выбрать лечебный стол №5, средиземноморскую или японскую диету.
  • Запрещено — долго находится на солнце, чрезмерная нагрузка на органы малого таза.

Выше перечислены основные тезисы риска. Дополнительный фактор, влияющий на рецидив онкологических процессов – отсутствие регулярности в посещении лечащего врача, отказ соблюдать общие рекомендации терапии и самолечение.

После проведения лучевой, ультразвуковой и фототерапии, назначают препараты для профилактики развития злокачественных образований. Соблюдение превентивных мер увеличивает период до рецидива рака предстательной железы на 20-25%.

Механизм действия

Представление об эффекте от лечения можно получить, если разобраться, что такое облучение при раке предстательной железы. Перед лучевой терапией обязательно выполняют МРТ (магнитно-резонансную томографию) и определяют объем ткани, на который будет приходиться основной лучевой удар.

Механизм воздействия ионизирующего излучения на простату обуславливается образованием свободных радикалов и пероксида водорода. Происходит разрушение нуклеиновых кислот (ДНК) и целостности клеточных мембран. Действие оказывается не только на атипичные клетки, но и здоровые. Это основная причина неприятных последствий облучения простаты.

Длительность сеанса облучения при раке простаты — 10 минут, с модулированием интенсивности — 20 минут. Курс — от 5 до 8 недель, 5 процедур, 2 дня перерыв.

Облучение выполняют волновым и корпускулярным способом. Доза облучения подбирается индивидуально, чтобы минимизировать отрицательные эффекты на близлежащие ткани.

Повторное лечение онкологии

Радикальная простатэктомия (РПЭ), дистанционная лучевая терапия (ДЛТ) и брахитерапия (БТ) — наиболее эффективные и широко распространенные в клинической практике методы лечения больных с клинически локализованным и местно-распространенным раком предстательной железы(РПЖ), целью которых является полное излечение от заболевания.

В то же время у некоторых пациентов после радикального местного лечения развивается прогрессирование опухолевого процесса в виде местного рецидива, генерализации РПЖ или биохимического рецидива.

Под биохимическим прогрессированием понимают изолированное повышение уровня простатспецифического антигена (ПСА) после проведенного местного лечения (РПЭ или лучевой терапии) в отсутствии клинической симптоматики и признаков локального и системного рецидива.

У больных с развившимся объективным рецидивом рост уровня маркера всегда предшествует клиническому прогрессированию, но далеко не всегда биохимический рецидив приводит к развитию клинического. По данным Moul, после РПЭ биохимический рецидив регистрируется у 15-46% больных, что, например, в США составляет несколько тысяч пациентов в год.

После лучевой терапии частота биохимического прогрессирования колеблется от 10 до 50% в зависимости от прогностических факторов до начала лечения. Основными проблемами при выборе тактики лечения у данной категории пациентов являются дифференциальная диагностика местного и системного рецидива РПЖ и определение прогноза течения заболевания.

Тщательное наблюдение (выжидательная тактика). В настоящее время нет данных, которые бы достоверно демонстрировали, что лечение биохимического рецидива после РПЭ улучшает опухолево-специфическую выживаемость больных и что терапевтические стратегии, которые приводят к подавлению уровня простатспецифического антигена, оказывают влияние на развитие заболевания.

Классическое исследование, проведенное Pound и соавт. в клинике John Hopkins, показало, что только у одной трети больных с повышенным уровнем ПСА в последующем развивается клиническая генерализация рака предстательной железы. Без проведения специфического лечения наблюдали 304 больных с биохимическим рецидивом после РПЭ.

Период наблюдения составил 0,5-15 лет, медиана — 5,3 года. У 103 (34%) пациентов за этот период были выявлены отдаленные метастазы. Медиана времени от развития маркерного рецидива до появления метастазов составила 8 лет, а медиана периода от момента генерализации процесса до смерти — 5 лет, В связи с таким медленным про трассированием РПЖ у некоторых больных, особенно пожилого возраста с наличием сопутствующих заболеваний и временем удвоения уровня ПСА

Рецидив рака предстательной железы: причины, вероятность, прогноз

Рак предстательной железы (РПЖ) диагностируют у 32 – 40% мужчин старше 50 лет. В половине случаев это локализованный рак, то есть опухоль не выходит за пределы простаты. Стандартом лечения в такой ситуации считается радикальная простатэктомия – одномоментное удаление новообразования. Не уступает по радикальности и лучевая терапия, которую часто рассматривают как альтернативу операции. Тем не менее, лечение не всегда эффективно. Иногда болезнь возвращается спустя несколько месяцев или лет после радикального лечения. Такое состояние называется рецидивом рака предстательной железы, который может быть локальным или местным, системным и биохимическим.

Вероятность рецидива после радикальной простатэктомии составляет от 10 до 28% в первые 5 лет после вмешательства. Это зависит от строения опухоли, соматического состояния пациента, размера новообразования. Например, если радикальную простатэктомию выполняли на стадии T3а (рак распространяется на клетчатку вокруг простаты), вероятность возрастает до 45%.

Развитие рецидива в течение 5 лет после лучевой терапии составляет 12 – 38%. При этом будут иметь значение не только особенности новообразования, но и доза облучения – чем она меньше, тем выше риски. Вид воздействия (брахитерапия или дистанционное) большой роли не играет.

Если же говорить о сроках в целом, 45% случаев регистрируются в течение 2 лет после радикального лечения, 77% – в пределах 5 лет, 96% – на протяжении 9 лет.

Биохимический рецидив

Протекает бессимптомно и определяется исключительно по результатам анализа на уровень простатспецифического антигена (ПСА или PSA). Это особый белок, который есть только в тканях предстательной железы. Соответственно, после ее удаления, уровень простатспецифического антигена должен резко снизиться до значений, не определяемых стандартными методами исследований. Если же, спустя некоторое время, уровень ПСА начинает вновь возрастать, это может означать лишь то, что в организме остались клетки опухоли, которые начали размножаться. Биохимический рецидив после радикальной простатэктомии диагностируют, когда уровень ПСА систематически увеличивается через три измерения подряд на 0,2 нг/мл и более, интервал между исследованиями больше или равен 2 неделям.

Подобная ситуация возможна и после радиотерапии. Конечно, при облучении часть тканей железы остается жизнеспособной и уровень ПСА не опускается до неопределяемых значений. Поэтому за исходную точку берут самый низкий уровень антигена.

Критерием биохимического рецидива считается повышение показателя PSA более чем на 2 нг/мл по сравнению с минимальным значением, отмечавшимся у больного.

Биохимический рецидив рака предстательной железы лечат облучением ложа простаты, иногда вместе с захватом области регионарных лимфоузлов.

Локальный рецидив

Локальный рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии регистрируется в 15 – 35% случаев. Местным — считается появление очага опухоли в области расположения удаленной предстательной железы при отсутствии поражения лимфоузлов и отдаленных метастазов. Этот очаг должен быть визуализирован, то есть виден на УЗИ, компьютерной томограмме, при МРТ-обследовании или ПЭТ — КТ. Его злокачественность должна подтверждаться гистологически – то есть после взятия биопсии и исследования под микроскопом.

Клинических симптомов на ранней стадии обычно не бывает. Чаще всего во время очередного профилактического обследования у пациента обнаруживают вновь повысившийся уровень ПСА, после чего проводят углубленную диагностику и выявляют местный рост опухоли. Если пациент, вопреки рекомендациям, не обследуется профилактически после радикального лечения и рецидив на ранних стадиях не выявлен, на поздних этапах развития возвращаются некоторые симптомы запущенных стадий рака простаты: боли в промежности и над лобком, задержка мочи, запоры.

Лечение локального рецидива РПЖ зависит от того, какой метод был использован ранее.

Если первично возникший рак лечили с помощью лучевой терапии, при рецидиве выполняют радикальную простатэктомию (РПЭ). При этом вероятность послеоперационных осложнений выше, чем если бы хирургическое вмешательство было сделано при первичном раке: после облучения возрастает опасность повреждения прямой кишки, увеличивается кровопотеря во время вмешательства, высок риск возникновения недержания мочи, или, наоборот, контрактуры (патологического сокращения) шейки мочевого пузыря. 5-летняя безрецидивная выживаемость после операции 55 – 69%.

Если же первично была выполнена РПЭ, при лечении рецидива рака используют лучевую терапию. 5-летняя безрецидивная выживаемость при этом зависит от исходного уровня ПСА. Если он меньше 0,2 нг/мл, показатель 5-летней безрецидивной выживаемости достигает 77%, при 0,2 нг/мл опускается до 34%, а если уровень ПСА доходит до 1 нг/мл, прогноз расценивается как неблагоприятный.

Из экспериментальных методов, достоверной статистики эффективности которых пока нет, применяется криоабляция (замораживание) и воздействие сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности (HIFU-терапия). Несмотря на то, что предварительные результаты исследований эффективности методик довольно обнадеживающие, в официальные гайдлайны эти манипуляции пока не включены.

Системный рецидив

Случается и так, что на момент радикального лечения остались недиагностированные микрометастазы, которые продолжили свое развитие после вмешательства. В этом случае трудно отличить системный рецидив (возобновление роста новообразования) от системной прогрессии опухоли (продолжения развития не удаленных очагов).

Отчасти, их можно различить по следующим критериям:

  • повышение концентрации ПСА менее чем через год после операции;
  • уровень ПСА удваивается за 4 – 6 месяцев;
  • 8 – 10 баллов по шкале Глисона.

Системный рецидив клинически проявляется такими же симптомами, как и метастатический рак. Поскольку злокачественные новообразования предстательной железы метастазируют в кости, легкие, печень, возникают признаки поражения этих органов:

  • боли в костях;
  • патологические переломы;
  • повышенный уровень кальция и щелочной фосфатазы крови;
  • боли в позвоночнике;
  • парезы, параличи (при сдавлении спинного мозга);
  • боли в подреберье;
  • увеличение печени;
  • анемия.

Эти проявления сопровождаются общим недомоганием, повышением температуры до 37-38, потерей аппетита, резким снижением массы тела.

При системном рецидиве, равно как и при прогрессии рака предстательной железы применяют гормонотерапию, чаще всего – кастрацию.

Метастазы в кости подвергаются радиотерапии – облучение помогает уменьшить интенсивность болевого синдрома.

Лечение местного рецидива после радикальной простатэктомии рака предстательной железы

Целью любого вида радикального лечения рака предстательной железы (РПЖ) является излечение пациента или существенное продление его жизни.

Второй важный по значимости аспект — качество жизни.

Однако любой вид радикального лечения не исключает рецидива заболевания.

Частота рецидива зависит от радикальности проведения операции, суммы Глисона, исходного уровня простатспецифического антигена (ПСА). В стадии Т1-Т2 частота биохимического и клинического рецидива составляет 25-35%. Опыт хирургического лечения в стадии Т1 показывает, что у 33,5-66% выявляется позитивный хирургический край и у 7,9-49% — поражение метастазами лимфатических узлов.

Таким образом, 56-78% пациентам, которым проведено хирургическое лечение, в последующем требуется проведение гормональной или лучевой (адъювантной либо спасительной) терапии.

Для своевременного выявления возврата болезни нужен динамический контроль над течением заболевания. Проявление рецидива заболевания возможно в любой временной период после оперативного вмешательства, что требует наблюдения в ближайшие и отдаленные сроки. Своевременное определение рецидива позволит начать лечение второй линии и продлить жизнь больного.

Для выявления рецидива заболевания на первом этапе проводится клиническое обследование и определяется уровень простатспецифического антигена в сыворотке крови. При необходимости в последующем присоединяются инструментальные методы, а также различные виды лучевой диагностики для оценки клинического распространения заболевания.

Изменение уровня ПСА — основной показатель при проведении мониторинга после радикальной простатэктомии. Рост простатспецифического антигена, т.е. биохимический рецидив, как правило, предшествует клиническому прогрессированию. В настоящее время принято, чтобы результат единичного повышения уровня ПСА в плазме крови был вторично подтвержден до начала II линии терапии, которая будет проводиться по поводу биохимического прогрессирования.

Читайте также:  Выделения после установки спирали

Согласно Международному консенсусу, два последовательных показателя, равных 0,2 нг/мл или выше после радикальной простатэктомии свидетельствуют о рецидиве заболевания. ПСА не должен определяться в сыворотке через 3 нед после радикально проведенной простатэктомии. Постоянно увеличивающийся уровень ПСА свидетельствует, что в организме сохранены или появились ткани, продуцирующие ПСА.

Для больных, которым выполнена радикальная простатэктомия, это означает возникновение рецидива болезни как из-за наличия микрометастазов, которые не были выявлены или были невидимыми ранее, так и вследствие развития местного рецидива в полости таза, вероятно, из-за позитивного хирургического края, определенного в результате патологоанатомического обследования. Быстро растущий уровень простатспецифического антигена (высокая скорость прироста ПСА, короткое время удвоения ПСА) свидетельствует о наличии отдаленных метастазов. Более медленное и позднее увеличение ПСА, вероятно, означает развитие местного рецидива.

В настоящее время экспертами приняты следующие критерии, характеризующие местный рецидив или отдаленное метастазирование. Если среднее время удвоения ПСА равно 4,3 мес, вероятно появление отдаленных метастазов. Если среднее время удвоения простатспецифического антигена составляет 11,7 мес, возможно, развился местный рецидив. Важным диагностическим тестом является скорость прироста ПСА в течение года.

Если этот показатель составляет 0.75 нг/мл в год у 56% развиваются отдаленные метастазы. Помимо оценки ПСА и его кинетики, клиницисты проводят ректальное обследование, трансректальное ультразвуковое обследование с биопсией для определения местного рецидива.

Лучевые методы диагностики — сцинтиграфия скелета, компьютерная или магнитно-резонансная томография — позволяют выявить местный рецидив или наличие регионарных или отдаленных метастазов. У больных с отсутствием симптоматики эти исследования могут не выполняться, если уровень ПСА в сыворотке крови менее 30 нг/мл. хотя эти данные носят спорный характер.

Рутинное исследование костей скелета не рекомендуется у больных без симптомов заболевания. Если у пациента есть боли в костях, сцинтиграфия должна быть выполнена вне зависимости от уровня простатспецифического антигена. Следует подчеркнуть, что магнитно-резонансная томография (МРТ) имеет преимущества перед СКТ в оценке распространенности заболевания.

Местный рецидив или генерализация процесса после радикальной простатэктомии (РПЭ) в течение 10 лет после лечения имели место у 27-53% и у 16-35% больных, получавших лечение II линии в течение 5 лет после первичного лечения.

Лучевая терапия после радикальной простатэктомии

Сроки и выбор тактики лечения больных только с биохимическим рецидивом остаются противоречивыми. Возможен выбор нескольких методов лечения: лучевая терапия на ложе (анастомоз) предстательной железы, комбинированная блокада андрогенов, интермиттирующая гормонотерапия, химиогормональное лечение, мультимодальная терапия.

Поскольку предметом исследования данной работы является лучевое (гормонолучевое) лечение РПЖ, основное внимание в обсуждении данных литературы будет уделено этим видам терапии или их различным комбинациям.

Как показывают многочисленные наблюдения, уровень ПСА до начала проведения лучевой терапии является важным фактором прогноза заболевания и отдаленных результатов лечения.

В исследованиях, проведенных Wu и соавт., Schild и соавт., показано, что при уровне ПСА до начала проведения дистанционной лучевой терапии (ДЛТ) 2,5 нг/мл — только 8 и 26% соответственно. По данным Forman и соавт., безрецидивная выживаемость больных с наличием биохимического рецидива после РПЭ составляет 83% при уровне ПСА 2,0 нг/мл до начала проведения ДЛТ. По данным Nudell и соавт., показатели выживаемости без признаков прогрессирования составляют 58% при уровне ПСА 1,0 нг/мл.

На основании проведенных исследований ASTRO предложили рекомендации, согласно которым доза облучения на ложе предстательной железы после радикальной простатэктомии при уровне ПСА 1 нг/мл показатели 5-летней безрецидивной выживаемости составили соответственно 34 и 0%. Полученные данные свидетельствуют, что адъювантная лучевая терапия ложа предстательной железы эффективна даже в группе высокого риска, тем не менее терапевтический эффект был выше у пациентов с низким уровнем ПСА.

Экстракапсулярное распространение опухоли (Т3) существенно увеличивает риск местного рецидива, частота которого может достигать 30% после выполнения РПЭ.

По данным мультивариационного анализа, основными факторами, влияющими на биохимический рецидив, являются:

• уровень ПСА (р>=0,005);
• дифференцировка опухоли по шкале Глисона по данным планового морфологического обследования (р=0,002);
• наличие положительного хирургического края (р 7.

Параллельно проводилось исследование SWOG 8794, в котором участвовало 425 больных РПЖ рТ3 стадии с медианой наблюдений 11,5 года. Было показано, что немедленная ДЛТ после РПЭ достоверно увеличивает до 40% выживаемость без метастазов в течение 15 лет, а в группе отсроченного лучевого лечения — до 38% (р=0,053).

Большое рандомизированное исследование проведено рядом европейских клиник у больных раком предстательной железы с высоким риском. После радикальной простатэктомии 1413 пациентов с ПСА >20, или с Т3-Т4, или индексом Глисона >7 включены в исследование. Из 1413 больных 800 отвечали критериям включения и были разделены на две группы по 400 в каждой. В одной не проводили адъювантного лечения, а в другой выполняли ДЛТ, или гормонотерапию (ГТ), или комбинацию ДЛТ и ГТ.

Авторами проведен подробный анализ выживаемости в течение 5 и 10 лет наблюдения. Рутинное назначение ДЛТ, ГТ или их сочетания не влияло значительно на частоту биохимического рецидива. Также частота клинического рецидива, общая и скорректированная выживаемость существенно не отличались между собой. Вероятно, последующие исследования должны показать, у каких пациентов с высоким риском адъювантная терапия может оказать положительный эффект на течение заболевания и продолжительность жизни больных.

Как уже упоминалось выше, одним из негативных факторов, влияющих на результаты лечения, являются позитивные хирургические края. Целью исследования A. Briganti и соавт. было изучение эффективности адъювантной лучевой терапии в стадии рТ2 с положительными краями. Проанализированы данные 2885 больных рТ2. ДЛТ проведена 1611 (55,8%) пациентам. Оценка результатов проводилась только у пациентов с негативными лимфоузлами и позитивными хирургическими краями. По этим критериям 338 (20,9%) больных были включены в исследование.

Средний возраст пациентов составил 64,5 года, по индексу Глисона они распределились следующим образом: 6 — 47,5%, 7 — 46,6%, 8-10 — 6,2%. Общая ПСА-безрецидивная выживаемость составила на протяжении 5, 8 и 10 лет после только хирургического вмешательства 85, 79 и 69% соответственно. Сравнение групп хирургического лечения с адъювантной лучевой терапией не выявило достоверных различий по выживаемости (р=0,3) в эти же сроки наблюдения. Проведенный мультивариационный анализ показал, что лучевая терапия (р=0,8) так же, как и предоперационное значение простатспецифического антигена (р=0,2), не коррелировали с биохимической безрецидивной выживаемостью.

Достоверное значение для результатов выживаемости пациентов имела сумма Глисона. Таким образом, при локализованном раке (рТ2) и положительных хирургических краях не продемонстрировано эффективности адъювантной лучевой терапии в увеличении биохимической, безрецидивной выживаемости. По-видимому, нужны мультицентровые исследования с включением большого количества больных.

A. Briganti и соавт. изучали влияние адъювантной лучевой терапии у больных с pN+ после радикальной простатэктомии группой авторов из двух центров. Когорта больных включала 703 пациентов. Адъювантное лучевое и гормональное лечение получал 171 (24,3%) пациент. Из общего количества 532 (39,7%) получали только адъювантную гормональную терапию.

Последующий анализ показал, что лучевая и гормонотерапия значительно увеличивают опухолеспецифическую выживаемость по сравнению с только гормональной терапией. Так, при адъювантном комбинированном лечении в течение 5, 8 и 10 лет опухолево-специфическая выживаемость после хирургии составила 95,92 и 87% по сравнению с 91, 79 и 74% соответственно.

Кроме того, после ГТ у пациентов сохранялся риск умереть от рака предстательной железы в 2,1 выше, чем при комбинации ГТ + ДЛТ (р=0,027). Следовательно, адъювантная ДЛТ значительно повышает опухолеспецифическую выживаемость больных с метастазами в регионарных лимфоузлах, что подтверждает необходимость использования комбинированной терапии в послеоперационном периоде у этой группы больных.

Таким образом, больные локализованным РПЖ или в клинической стадии T4N0M0 при установлении гистоморфологической стадии pT3N+ с высоким риском биохимического или клинического рецидива после РПЭ могут нуждаться в адъювантном лечении. Наличие положительного хирургического края, экстракапсулярная инвазия, вовлечение семенных пузырьков, рост ПСА после оперативного лечения требуют адъювантного лечения.

После согласования с пациентом, разъяснения вида лечения и побочных эффектов в зависимости отданных обследования, клинической ситуации может быть принято решение:

1) немедленная ДЛТ на область предстательной железы;

2) тщательное динамическое наблюдение с последующей ДЛТ при повышении ПСА >0,5 нг/мл. При уровне ПСА >1,0 нг/мл возможность локального контроля над опухолевым процессом значительно снижена.

Анализ данных литературы показывает, что проведение спасительной ДЛТ в отдаленные сроки от оперативного вмешательства также увеличивало опухолеспецифическую выживаемость больных в случае появления биохимического или локального рецидива заболевания.

В настоящее время продолжается ряд исследований по использованию ДЛТ, гормонотерапии, химиотерапии и их комбинаций в адъювантном режиме. Обобщенные данные позволят дать ответы, какие виды комбинаций адъювантной терапии позволят увеличить продолжительность и улучшить качество жизни больных раком предстательной железы.

Биохимический рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии, лучевой и гормональной терапии

К методам радикального лечения рака простаты относятся хирургическое удаление простаты (простатэктомия), дистанционное облучение и брахитерапия (вживление в простату радиационных зерен). Их целью является полное удаление опухоли. Если после лечения нет признаков рака, то врачи констатируют ремиссию. О полном излечении от рака не говорят, поскольку всегда остается риск развития рецидива. Раковые клетки могут быть незаметны во время исследований, но через некоторое время они активизируются, и начинается рост ПСА. Биохимический рецидив рака простаты – это увеличение уровня антигена, обнаруженное еще до появления клинических симптомов. В таких случаях назначают уточняющие исследования и начинают лечение. Биохимический рецидив после радикальной простатэктомии на начальной стадии рака почти не возникает, поскольку опухоль легко выделить из окружающей ткани.

Отличия биохимического рецидива от других типов

Биохимический рецидив отличается отсутствием симптомов и внешних проявлений. Его «ловят» только по повышенному уровню ПСА, который регулярно измеряют. Пороговое значение зависит от типа проводимого лечения.

При отсутствии адекватной терапии биохимический рецидив в ряде случаев (далеко не всегда) перестает быть изолированным и перерастает в клиническую форму: местную (локальную) или системную. В первом случае опухоль начинает расти на месте удаленной железы, она просматривается на УЗИ, метастазов нет. Клинические симптомы обычно отсутствуют, поскольку рецидив обнаруживают на ранней стадии в ходе профилактических обследований.

Системный рецидив – это вторичный рост раковых клеток, оставшихся в не удаленных очагах, развитие метастазов. При локальном рецидиве скорость прироста ПСА составляет менее 0,75 нг/мл, при системном – более 0,7.

Биохимический рецидив после радикальной простатэктомии (РПЭ)

Хирургическое удаление простаты считается наиболее эффективным способом лечения рака, однако и после РПЭ у 15-40% пациентов в течение 5 лет возникает бессимптомный биохимический рецидив. В ряде случаев он является доброкачественным: ПСА медленно, но стабильно повышается до 0,3 нг/мл из-за остатков здоровых тканей простаты, которые продолжают продуцировать антиген. Подобное характерно для уретросберегающей простатэктомии, когда врачи оставляют сохранной шейку мочевого пузыря. Этот метод позволяет минимизировать риск осложнений после операции, но повышает вероятность рецидива.

Прогноз

Прогноз вероятности рецидивов после радикальной простатэктомии врачи делают в соответствии с моделями (их более 20), разработанными на основе дооперационных обследований пациентов и послеоперационных исследований удаленных опухолей. Это помогает выделить больных, нуждающихся в постоперационном (адъювантном) лечении.

Факторы (предикторы), которые влияют на возникновение рецидива:

  • Уровень ПСА до операции;
  • Сумма баллов по шкале Глисона;
  • Локализация опухоли;
  • Состояние лимфоузлов.

У пациентов с предоперационным уровнем ПСА выше 10 нг/мл риск развития рецидива составляет 44%, от 4 до 10 нг/мл – 17%.

Локальный рецидив, визуализированный при помощи ПЭТ-КТ у пациента с повышенным уровнем ПСА после РПЭ

  1. Плохой дают при наличии одного или нескольких условий: вовлечены семенные пузырьки или лимфоузлы, обширное распространение опухоли за пределы капсулы (экстракапсулярная пенетрация).
  2. Умеренный: опухоль находится в капсуле или незначительно выходит за нее, при этом сумма по Глисону не более 7 либо обширное распространение опухоли за пределы капсулы с суммой по Глисону 6.
  3. Благоприятный: опухоль в рамках капсулы, сумма по Глисону меньше 7.

Если опухоль ограничена капсулой, то вероятность безрецидивной выживаемости в течение 5 лет составляет 95%, в течение 10 лет – 90%.

Перспективным прогностическим маркером в настоящее время является фермент АПФ. Его уровень повышается задолго до биохимического рецидива (на 5 месяцев раньше).

Причины

Радикальная простатэктомия подразумевает полное удаление железы, но сделать это непросто, поскольку сквозь нее проходит часть уретры, простата вплотную прилегает к шейке мочевого пузыря. Врачи стараются полностью удалить опухоль, что не всегда получается.

Читайте также:  Как называются таблетки от импотенции

После удаления рака простаты хирургическим путем обычно развивается местный рецидив. Клетки могут остаться в ложе опухоли, шейке мочевого пузыря, уретре, прямой кишке. Причина рецидива может быть в неточности работы хирурга или неправильном диагнозе. Предварительные результаты визуальной диагностики опухоли не всегда точны из-за некачественных снимков, их неправильной трактовки.

Признаки

Сам пациент не ощущает никаких проявлений рецидива. Его выявляют исключительно по уровню ПСА. После удаления простаты он падает до неопределяемых значений примерно через 21 день при условии, что вся патологическая ткань удалена, а дооперационный уровень не превышал 15 нг/мл.

Биохимический рецидив регистрируют в случае повышения уровня антигена до 0,2 нг/мл по результатам двух анализов, проведенных с интервалом в 2-3 недели.

Диагностика

Для выявления причины рецидива используют следующие методы:

  • ТРУЗИ простаты.
  • МРТ органов малого таза.
  • КТ забрюшинного пространства и таза для выявления пораженных лимфоузлов.
  • ПЭТ-КТ, остеосцинтиграфия для обнаружения метастазов в костях и других органах организма. Показания: высокий уровень ПСА и удвоение значения ПСА менее чем за полгода.
  • Биопсия подозрительных участков (после РПЭ исследуют зону уретровезикального анастомоза – места сшивания уретры после удаления простаты). Отрицательный результат не гарантирует отсутствие раковых клеток.

Критерии отличия местного рецидива от системного (генерализованного) после радикальной простатэктомии

Наиболее точным методом дифференциальной диагностики рецидива является иммуносцинтиграфия с применением антител к ПСМА (простатспецифический мембранный антиген), однако его распространенность в клинической практике ограничена (далеко не везде делают).

Лечение

Для определения тактики лечения рецидива важно понять, откуда он исходит. Если его характер локальный, то рекомендована спасительная лучевая терапия на постоперационную область (прямо на ложе удаленной опухоли). ПСА начинает стабильно снижаться спустя 3 месяца после дистанционного облучения у 60-80% пациентов, однако в течение 5 лет результат держится только у 10-45% (по разным исследованиям). Эффективность лечения повышается при добавлении гормональной терапии. Брахитерапию после радикальной простатэктомии не делают, поскольку простаты больше нет.

При системном рецидиве для купирования роста метастазов и оставшихся в ложе очагов применяют гормональную терапию (обычно это финастерид + антиандрогены). По поводу времени начала лечения: если проводить гормональную терапию только на основании повышения ПСА (до клинических проявлений), то появление метастазов отсрочится при условии непревышения 7 баллов по Глисону и периода удвоения ПСА не более 10 месяцев. Перспективным методом является интермиттирующая блокада (прерывистая гормональная терапия) – гормоны вводят только при превышении определенного уровня ПСА.

В ряде случаев для лечения химического рецидива при раке простаты применяют HIFU-терапию – воздействие на опухоль сфокусированными пучками УЗ-волн. Данный метод помогает отсрочить назначение гормональной терапии.

Причина биохимического рецидива может остаться неустановленной, то есть никаких клинических проявлений в ходе наблюдения не возникает. Визуальные исследования также ничего не показывают. Если сумма по Глисону меньше 7, ПСА повысился поздно (через 2 года), а его удвоение происходило дольше 10 месяцев, то ограничиваются динамическим наблюдением.

Рецидив рака простаты после лучевой терапии

После лучевой терапии риск развития рецидива гораздо выше, поскольку облучение само по себе провоцирует патологические изменения клеток, а обнаружить его сложнее из-за того, что снижение ПСА идет медленно. Пороговый уровень, при достижении которого следует начинать лечение, до сих пор четко не обозначен. К тому же примерно у 30% пациентов фиксируют временный скачок антигена, не связанный с реальным рецидивом. В связи с этим были выработаны критерии ASTRO – Американское общество радиационной онкологии:

  1. Фиксация рецидива еще не является сигналом к началу лечения.
  2. О прогрессировании свидетельствует повышение ПСА во время трех последовательных анализов. За точку отсчета принимается так называемый надир – минимальное снижение ПСА для конкретного больного.
  3. Нет универсального уровня ПСА, который бы после лучевой терапии считался показателем рецидива. Опасным принято считать повышение антигена на 2 нг/мл по сравнению с минимумом.
  4. Нет одинакового для всех надира.

Результаты дистанционной лучевой терапии у больных с биохимическим рецидивом в зависимости от уровня ПСА

Минимальный период наблюдения за больным после проведения лучевой терапии составляет 2 года, затем наступает ремиссия и только после (то есть через 4-5 лет после облучения) можно судить о рецидиве. Если проводить оценку раньше, то она может быть неоправданно благоприятной. Рецидив может развиться и через 5, и через 8 лет.

После лучевой терапии в течение первых 2 лет уровень ПСА измеряют каждые 3-4 месяца. Должна быть тенденция к его снижению. В течение длительного времени никаких клинических проявлений может не быть. Единственным признаком зачастую является повышение уровня ПСА в долгосрочной перспективе. Основной критерий – время его удвоения.

В ходе исследований было выявлено, что если в течение 100 дней уровень ПСА падает ниже 4 нг/мл, то вероятность выживания пациента в течение 8 лет составляет 62%, в противном случае − 20%.

Диагностика

Основной задачей диагностики рецидива после лучевой терапии, как и после радикальной простатэктомии, является отличие системного злокачественного процесса от локализованного. Методы исследования те же, то и после РПЭ. Биопсия не является обязательным и высокорезультативным способом диагностики в данном случае.

Лечение

Основные методы лечения рецидива после лучевой терапии:

  • Простатэктомия. Не самый популярный метод из-за частых осложнений. Требуется тщательный отбор пациентов. Метод оправдан при типе опухоли Т1-Т2, Глисоне менее 7, уровне ПСА менее 10 нг/мл.
  • Низкодозная и высокодозная брахитерапия. В отношении лечения рецидива отличается высокой токсичностью и ограниченной эффективностью. Показания к высокодозной брахитерапии: отсутствие затруднений мочеиспускания, удвоение ПСА более полугода, Глисон менее 6, ПСА менее 10 нг/мл.

Проведение высокодозной брахитерапии

  • Криоабляция (локальное замораживание опухоли при помощи криозондов под контролем УЗИ). Из-за лучевого повреждения тканей осложнений возникает гораздо больше, чем при первичном применении данного метода. При уровне ПСА больше 10 нг/мл и суммой баллов по Глисону более 9 криоабляция не рекомендуется.
  • Гормональная терапия применяется при метастазировании и наличии противопоказаний к предыдущим методам лечения. При постлучевом рецидиве проводится в 92% случаев.

Лучевая терапия повреждает ткани, поэтому радикальные методы применимы далеко не всегда.

Лечение рецидива РПЖ после брахитерапии

Лечение рецидива после брахитерапии проводят при помощи следующих методов:

  1. Гормональная терапия.
  2. Криоабляция.
  3. HIFU-терапия.

Выбор методов зависит от состояния пациента.

Рецидив рака простаты после гормонотерапии

Гормональная терапия рано или поздно становится неэффективной, поскольку раковые клетки адаптируются к отсутствию андрогенной стимуляции, рак переходит в гормонорезистентную форму. В таких случаях наблюдается биохимический рецидив. Врачи меняют препараты, тактику их введения, но эффективность лечения все равно падает.

Следующим этапом после гормонотерапии является химиотерапия – введение в организм препаратов, останавливающих рост раковых клеток (цитостатиков). Данный метод подходит не всем пациентам. Если гормонотерапия проводилась для лечения первичного рака, то возможны радикальные методы борьбы с опухолью.

Заключение

Врачи будут подбирать различные методы лечения рецидива рака простаты до тех пор, пока пациент будет в состоянии восстанавливаться, затем последует симптоматическое лечение – прием сильных обезболивающих, помогающих облегчить жизнь. Последний этап может не наступить, если опухоль или ее рецидив обнаружены вовремя, поэтому врачи настоятельно советуют мужчинам, прошедшим курс лечения, не игнорировать назначенные профилактические обследования.

Рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии

Онкология – одна из частых причин смерти в последнее время. Среди мужчин распространены случаи возникновения опухоли в предстательной железе. Эффективным способом терапии патологии является операция. Но часто она не устраняет проблему полностью и диагностируется рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии.

В статье расскажем:

Биохимический рецидив рака предстательной железы

Биохимический рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии выявляют, когда при исследовании крови пациента обнаруживают повышение уровня ПСА. При этом увеличивается он систематически на 0,2 нг/мл каждые 2 недели. Такое возможно не только после операции, но и после радиотерапии.

Вероятность рецидива после радикальной простатэктомии составляет от 10 до 28% в первые 5 лет после вмешательства.

Пациенты начинают паниковать при диагностировании биохимического рецидива. Но повышение ПСА в крови еще не говорит о том, что больной в скором времени умрет. Такой результат лабораторного исследования свидетельствует только о неполноте проведенного хирургического вмешательства.

Почему возникает рецидив рака простаты?

Повторное развитие раковой опухоли простаты после оперативного лечения встречается довольно редко. Обычно операции проходят успешно, не оставляя после себя опухолевых клеток.

В результате эти микроочаги преобразовываются в полноценные метастазы со всеми вытекающими последствиями.

Клинические симптомы

На начальной стадии никаких изменений в своем состоянии человек не обнаруживает. Но со временем симптомы начинают себя активно проявлять.

Мужчины отмечают следующие клинические признаки биохимического рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии:

  1. Частые позывы к опорожнению мочевого пузыря.
  2. Болезненность при мочеиспускании.
  3. Примеси крови в моче.
  4. Болевой синдром в области паха.
  5. Нарушение эрекции.
  6. Изменение цвета семенной жидкости.
  7. Развитие импотенции.

Также пациенты чувствуют общее ухудшение самочувствия, слабость, повышенную усталость, нарушение психоэмоционального состояния.

Если стадия рака запущенная, в организме появляются метастазы. В зависимости от локализации вторичных очагов поражения беспокоят разные симптомы.

Чаще всего страдают следующие органы:

  1. Легкие. Появляется боль в груди, сильный кашель, мокрота с кровяными примесями.
  2. Печень. Наблюдается пожелтение кожи, увеличение объема пораженного органа.
  3. Почки. Мучает отек ног, болезненность в поясничной зоне, развивают проблемы с мочевыделительным процессом.
  4. Головной мозг. Начинаются постоянные головные боли, тошнота, рвота.

При запущенности онкологического заболевания больной сильно теряет массу тела, становится истощенным, его постоянно мучают признаки общей интоксикации организма из-за жизнедеятельности опухоли.

Повторное лечение онкологии

При биохимическом рецидиве рака предстательной железы после простатэктомии терапия назначается в зависимости от стадии развития патологии. Если поражение локальное, назначают облучение предстательной железы. Если же очаг распространился на другие органы, образовались метастазы, требуется проведение химиотерапии.

Помимо лучевой и химической методик используют гормональное лечение. Оно предназначено для уменьшения количества ПСА в крови пациента и снижения выработки мужского гормона – тестостерона. Также в качестве дополнения возможно применение терапии ультразвуковыми волнами.

Ранняя гормонотерапия замедляет прогрессирование и может увеличить выживаемость по сравнению с отсроченной.

В обязательном порядке проводится и симптоматическое лечение. Оно никак не воздействует на развитие онкологического новообразования, но помогает облегчить состояние пациента. Для этого используют различные медикаменты для устранения боли, отеков и прочих симптомов, нормализации мочеиспускания и половой функции.

Профилактические мероприятия

Для предотвращения развития рецидива рака простаты после простатэктомии пациентам необходимо особенно бережно относиться к своему здоровью. Оперативное лечение онкологии не гарантирует того, что болезнь не вернется снова. Поэтому не стоит игнорировать рекомендации лечащего доктора.

Врачи советуют следующие меры для профилактики повторного образования рака:

  1. Отказаться от алкогольных напитков и курения. В спирте и сигаретном дыме содержится огромное количестве вредных веществ. При их регулярном воздействии активизируется злокачественное перерождение клеток.
  2. Принимать витамины для общего укрепления организма.
  3. Правильно питаться. После оперативного вмешательства пациенту требуется до конца жизни соблюдать диету. Она предполагает питание дробным путем, то есть небольшими порциями, но часто. В меню включаются только полезные продукты, обеспечивающие организм витаминами и микроэлементами.
  4. Не находиться долгое время под солнцем. Воздействие ультрафиолетовых лучей способно вызвать перерождение здоровых клеток в рак.
  5. Заниматься спортом, но избегать чрезмерных нагрузок на область малого таза.
  6. Регулярно проходить обследование у онколога. Лечащий врач сам определяет, когда пациент должен являться к нему для контроля. После операции визиты достаточно частые, затем с каждым годом частота посещений клиники уменьшается.

Рецидив рака предстательной железы после оперативного вмешательства возникает редко, но такой риск все же есть. Мужчинам следует внимательнее отнестись к своему здоровью, чтобы снова не бороться с этим коварным заболеванием.

Добавить комментарий